Уле Эйнар Бьорндален: «Норвежский Дарьи намного лучше, чем мой русский. Она уже понимает даже слишком много»

Для нaс былo вaжнo, чтoбы oнa быстрo вeрнулaсь в спoрт.   Я прoстo пoльзуюсь тeлeфoнoм, чтoбы мнe oбъяснили дoрoгу нaзaд…– И ты нe oстaнaвливaeшься, чтобы спросить дорогу…– Там никто особо не знает языка. Все говорят по-русски, но немногие хорошо владеют английским.– А как норвежский Дарьи?– Намного лучше, чем мой русский. Вы знаете, где осядете в конце концов?– Нет, не знаем. Так и будет еще какой-то период. Понятия не имею, когда Дарья завершит карьеру, я закончу тогда, когда придет тот день, который покажется для этого правильным. В этом городе живет два миллиона человек, там четыре-пять полос на трассах – очень много длинных переездов на машине. Она родила в октябре, а уже в феврале нужны были результаты. Но прямо сейчас мы много времени проводим в Австрии, в Минске и в разъездах. У тебя сейчас русские тесть, теща и жена…– Я знаю несколько слов, но не так много. Мы часто это обсуждаем. Не уверен, где мы окажемся в итоге.– Дарья строит дом в Минске?– Она строит его уже четыре-пять лет. Надеюсь, что он скоро будет готов. Я не использовал его так часто в течение зимы.– То есть ты не желал отдавать ей свои права на него, это же в каком-то смысле твоя «мужская берлога»…– Это, типа, те маленькие вещи – часы, обувь, дом на колесах… Я отдал его женщине, а теперь забираю обратно, – сказал Бьорндален в программе Senkveld норвежского телеканала TV2. Норвежский биатлонист Уле Эйнар Бьорндален рассказал о своей семейной жизни с белорусской Дарьей Домрачевой. Времени было не так много. Но в прошлом году… Главной стала она. – Ты из Норвегии, живешь в Австрии. Он в распоряжении вас двоих?– Да, мы оба много тренируемся и переезжаем, проводим сборы… Мы оба им пользуемся.– А кто главный в доме на колесах – ты или Дарья?– Вообще-то главный я. Дарья – из Беларуси. Он будет прекрасным, мы однозначно будем его использовать.– Ты немного освоил русский? Поэтому она много жила и тренировалась в трейлере до начала сезона. Проблема в том, что я не знаю алфавита. Когда я за рулем в Минске, то все дорожные указатели на русском. Сейчас она уже понимает даже слишком много.– Несколько лет назад ты вложился в свой тренировочный дом на колесах.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.